воскресенье, 1 июня 2014 г.

Оптинские Старцы. Преподобный Амвросий


 Мысли, поучения и наставления моих любимых Святых Отцов

 ОПТИНСКИЕ СТАРЦЬІ
Преподобный Амвросий (1812–1891)
  Много святых подвижников просияло на земле Оптиной пустыни за ее многовековую историю. Но тот из четырнадцати преподобных, о котором пойдет речь, воистину явился непоколебимым столпом старчества, за послушание принимая на себя сей подвиг духовного водительства ко спасению душ человеческих.


 Преподобный Иеросхимонах Амвросий (Гренков)
(23 ноября 1812 - 10/23 октября 1891)
  1. День рождения — 23 ноября /6 декабря 1812
  2. Мирские именины — 23 ноября /6 декабря
  3. Постриг в мантию — 29 ноября /12 декабря 1842
  4. День тезоименитства — 7/20 декабря
  5. Иерейская хиротония — 9/22 декабря 1845
  6. Постриг в схиму — 1846–1848
  7. Кончина (день памяти) — 10/23 октября 1891
  8. Обретение мощей — 27 июня /10 июля 1998
     Наиболее известный Оптинский старец — это преподобный Амвросий. Он стяжал огромную любовь русского народа, который стекался к его келлии со всех концов России. В назиданиях своих преподобный Амвросий учил приобретать смирение. Наставления часто делал в стихотворной, полушутливой форме. Старец поучал: "Мы должны жить на земле так, как колесо вертится,— чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремится вверх; а мы как заляжем на землю, так уже и встать не можем". Старец говорил: "Как жить? Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение".


     Преподобный Амвросий многим благотворил. Деньги жертвователей он передавал нищим и убогим, вдовам и сиротам. Особую заботу он проявлял о больных женщинах, бедных и вдовах. Духовный опыт и необычайные дарования старца, его прозорливость и умение указать каждому удобный и верный путь ко спасению во Христе стяжали отцу Амвросию всероссийскую известность. Приезжали в Оптину пустынь и беседовали со старцем Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев и другие известные деятели русской культуры. В 1874 году в Оптину пустынь приехал философ и публицист К. Н. Леонтьев. Он познакомился со старцем Амвросием и с тех пор часто бывал в Оптиной. В 1887 году К. Н. Леонтьев снял при монастыре двухэтажный дом и работал в нем. Незадолго до смерти он принял монашеский постриг с именем Климент и по благословению своего духовного отца — старца Амвросия — переехал в Троице-Сергиеву Лавру. Главным письмоводителем старца был иеромонах Климент (Зедергольм), известный ученый, магистр греческой словесности. Он был сыном немецкого пастора, но принял Православие, монашеский постриг, священный сан и поселился в Оптиной пустыни. В 1887 году посетил Оптину пустынь и беседовал со старцем Амвросием великий князь Константин Константинович Романов, поэт, писавший стихи под псевдонимом "К. Р".. Посещали старца Амвросия историк и писатель М. П. Погодин, философ П. Д. Юркевич. Приезжали в Оптину поэты граф А. К. Толстой, А. М. Жемчужников, А. Н. Апухтин. Среди духовных чад отца Амвросия был граф А. П. Толстой (обер-прокурор Синода в 1856–1865 годах). Член Санкт-Петербургской Академии художеств Д. М. Болотов принял монашество и стал иеромонахом Даниилом; он основал в монастыре живописную мастерскую. Духовным другом и собеседником старца Амвросия был настоятель Калужской Тихоновой пустыни архимандрит Моисей (Красильников).



    
Преподобному Амвросию Оптинскому обязана своим созданием Казанская Амвросиева Шамординская женская пустынь. В 1870–1880 годах старец участвовал в устройстве целого ряда монастырских женских общин, главным образом для неимущих женщин. Деньги на строительство были пожертвованы богатым московским купцом, чаеторговцем Перловым (владельцем всем известного "китайского чайного домика" на Мясницкой).


     Еще при жизни преподобного Амвросия в газетах появлялись статьи, повествующие об удивительном старце, а по смерти были изданы десятки книг с его жизнеописанием, воспоминаниями о нем духовных чад, паломников и учеников. Нельзя не упомянуть и о различных изданиях писем преподобного Амвросия к монашествующим и мирянам, где содержится множество ценных и полезных поучений, наставлений и назиданий.


     Вместо подробного жизнеописания старца, которому недостаточно было бы посвятить и нескольких томов, мы предлагаем здесь слово преподобного Никона Оптинского, сказанное 23 ноября 1912 года в день столетнего юбилея почившего старца [1].


     "Ныне мы празднуем 100-летний юбилей со дня рождения приснопамятного старца Оптиной пустыни иеросхимонаха Амвросия. А потому весьма благовременным казалось бы воспомянуть о жизни и деятельности сего старца. Слава об этом великом во смирении своем старце, облеченном даром Святого Духа, распространялась при жизни его по всей православной России. И теперь еще память о нем свято чтится и живет в сердцах верующих, ибо память праведного с похвалами и в роде родов не изгладится [см.: Притч. 10, 7; Сир. 44, 7, 13]. Многие испытали на себе благодатную силу его святых молитв, старческих мудрых советов, которые часто изменяли все направление жизни человека, возрождали его духовно, подымали упавший дух и обращали его к Богу.


     Не возжигают светильника и не поставляют его под спудом, но на свещнице, да светит всем, иже в храмине суть (ср.: Мф. 5, 15), то есть в Церкви Христовой. Эти евангельские слова вполне приложимы к старцу отцу Амвросию, который бежал из мира, желая укрыться в пустыне, но, как верный раб Господа и достойный служитель слова, был поставлен на свещник старчества. И вот, чтобы живо представить себе эту высокую, светлую личность, побеседуем, насколько позволяет время и место, о том, как началась и текла жизнь батюшки отца Амвросия.


  
   
Отец Амвросий по происхождению был сын причетника села Большие Липовцы Тамбовской губернии Михаила Гренкова. Родился он в 1812 году, в ноябре месяце. По метрическим книгам день его рождения значится 23 ноября. Но есть предположение, что родился он не 23, а 21 ноября, то есть на праздник Введения во храм Пресвятыя Богородицы. Во Святом Крещении был наречен Александром в честь благоверного князя Александра Невского. Детство и отрочество Александра протекли в большой семье, при строгой обстановке, в доме деда-священника. Александр был мальчиком резвым, общительным и имел очень впечатлительную натуру. Домашняя обстановка многочисленной семьи сельского пономаря, в которой прошли дошкольные годы мальчика, была сурова и бедна. Нужда и горе были хорошо знакомы будущему старцу и печальнику земли Русской. И очень возможно, что в это самое время зародилось в нежной, впечатлительной душе ребенка то чувство сострадания и любви к несчастным, обездоленным и скорбящим, каким отличался отец Амвросий всю свою жизнь.


     Но вот прошли ранние детские годы, и Александр, достигнув школьного возраста, был перемещен в Тамбовское Духовное училище, где жизнь его текла так же, как и в родной семье,— в труде и нищете. По окончании Духовного училища Александр Гренков поступил в Тамбовскую Духовную Семинарию для продолжения своего образования, где учился весьма хорошо, и в 1836 году, окончив курс, был удостоен звания студента.


     Многие дороги были открыты перед юношей, но он поступил учителем в Липецкое духовное училище. Проводя жизнь в должности учителя, Александр Михайлович Гренков сначала даже и не думал никогда поступать в монастырь. Но, по премудрым судьбам Промысла Божия, его постигла болезнь, и все почти отчаялись в его выздоровлении. И вот на болезненном одре он дал обещание идти в монастырь, если выздоровеет. Господь услышал его молитвы и поднял с одра болезни. Но враг спасения рода человеческого помешал сразу исполнить обещание. Целых четыре года Александр Михайлович пробыл еще в миру. Однако мысль о данном обещании и монашестве все чаще и чаще посещала его, и под влиянием ее он начал жить строже, внимательнее, и наконец намерение оставить мир и посвятить себя служению Богу в монашестве созрело.


   


  Для решения сего жизненного вопроса юный Александр Михайлович отправляется в село Троекурово к известному старцу Илариону (Фокину), который сразу сказал ему: "Иди прямо в Оптину",— и затем объяснил, почему в Оптину, а именно — из-за старчества, то есть чтобы он начал и проводил жизнь в монастыре под руководством старцев, ибо первоначально полученное направление при поступлении в монастырь кладет отпечаток на всю жизнь инока. И это направление в большинстве случаев не изменяется, хотя и бывают иногда, по временам, отклонения в сторону. Путь старческого окормления есть самый верный путь. О пользе старчества преподобный Иоанн Лествичник поучает, говоря: "Душа, имеющая доброго руководителя, удобно восходит на небо, хотя бы раньше и повинна была во многом зле" [2]. Как идущий по неизвестному пути без путеводителя легко может заблудиться, хотя бы сам он был очень умен, так и тот, кто по своей воле и разумению хочет пройти монашеский путь, легко погибнет, хотя бы и знал премудрость всего мира. Кроме того, в ответе старца Илариона можно усматривать то, что он предвидел будущее служение отца Амвросия на поприще старчества и потому прямо и указал ему Оптину, где тогда был старцем иеросхимонах Лев и его преемник отец Макарий.



     Получив такой совет, Александр Михайлович прямо отправился в Оптину и был принят в число братии пустыни 2 апреля 1840 года. Послушание ему назначили на кухне, помощником повара. После послушания на кухне он был переведен к старцу Льву в келейники для письмоводства, а после его блаженной кончины перешел к старцу Макарию. Пребывая у батюшки отца Макария в послушании, Александр Михайлович скоро был пострижен в монашество с именем Амвросий. Затем вскоре был посвящен в иеродиакона и, пробыв три года в сане иеродиакона, был посвящен во иеромонаха 9 декабря 1845 года.


     При поездке в Калугу для посвящения в иеромонаха отец Амвросий сильно простудился. Эта простуда окончательно подорвала и без того слабое здоровье отца Амвросия, и он всю свою жизнь, до смерти своей, нес тяжкий крест болезни. Но, по слову Писания, насколько внешний наш человек тлеет,— внутренний обновляется (ср.: 2 Кор. 4, 16). И, действительно, отец Амвросий обновляется духом, возрастая духовно под мудрым руководством старца Макария, который, наставляя своего ученика в иноческом благочестии, особенно старался насадить в нем смирение, без которого невозможно идти по пути нравственного совершенствования, ибо гордость и презорство [3] губят все труды и добродетели человека. С этой же целью отец Макарий делал ему нередко строгие выводы и подвергал различным испытаниям и лишениям, воспитывая в нем строгого подвижника нищеты, смирения, терпения, послушания и прочих иноческих добродетелей.
  Вся 19-летняя деятельность отца Макария прошла перед глазами отца Амвросия, который много почерпал из сего богатейшего источника старческой мудрости. Прежде всего он обращался к отцу Макарию по своим личным, духовным нуждам, с недоумениями и вопросами, открывая без утайки всю свою душу, все свои помыслы, и получал соответствующие указания и наставления. Затем, состоя письмоводителем старца, отец Амвросий нередко писал под диктовку отца Макария ответы на многочисленные получаемые им письма. А иногда и сам писал по указанию старца. Эта старческая переписка открыла весьма многое отцу Амвросию, а духовные ответы отца Макария обогатили его духовную и житейскую мудрость рассуждением. Участие в этой переписке ознакомило отца Амвросия самым основательным образом с человеческой душой, с ее тайными изгибами, с ее силами и немощами. Наконец, отец Амвросий видел приходивший к старцу Макарию народ и наблюдал людей самых различных общественных положений, душевных настроений, с самыми различными вопросами и запросами. Через это знакомился с русским православным народом и сам, будучи русским, полюбил этот народ настолько, что всецело отдал себя на духовное служение ему после блаженной кончины старца Макария, которая последовала 7 сентября 1860 года.


 
Нелегко было отцу Амвросию при его телесных немощах согласиться принять на себя старчество. Но еще больше страшился он высоты сего духовного подвига, по своему смирению считая себя недостойным его, хотя вступал на это поприще уже умудренным духовною опытностью, полученною как непосредственно от наставлений старца Макария, так и от внимательного чтения слова Божия и святоотеческих творений. Он видел в старчестве величайший, ответственнейший подвиг, а в себе — полное бессилие и греховность. Но покорность воле Божией и любовь к страждущему человечеству заставила отца Амвросия согласиться принять на себя бремя старчества. Он утешал себя словами Апостола, что сила Божия в немощи совершается (ср.: 2 Кор. 12, 9) и что невозможное для человека становится возможным для благодати Божией (ср.: Мф. 19, 26; Мк. 10, 27; Лк. 18, 27). "Если с верою будут искать и принимать мои слова, то и через грешника получат пользу, а если без веры или с сомнением и испытанием, разбором слов и действий, то хотя бы праведен был, пользы быть не может",— так говорил отец Амвросий, повторяя слова отца Макария. В покорности воле Божией и уступая просьбам своих почитателей, отец Амвросий подъял на себя старческое иго, возвергнув печаль свою на Господа [ср.: Пс. 54, 23]. И отсюда начинается то святое и многоплодное служение старца отца Амвросия страждущему человечеству, как инокам, так и мирянам, то служение, которым он прославился по всей православной России.




     Отец Амвросий уже вышел на широту христианской любви и приобрел то милостивое сердце, в котором нетесно вместиться всему миру. Ему хотелось всякого утешить, обласкать, согреть теплым и сердечным участием и направить на стезю правды и благочестия. А смирение старца дозволяло всякому иметь доступ к нему. Народ с разных концов России шел бесконечными вереницами к смиренной старческой хибарке, будучи привлечен в Оптину еще при старцах Льве и Макарии. Русский народ чуток. Он понял чутьем своего сердца неподдельную любовь к нему старца Амвросия и стремился к нему, как к источнику, из которого почерпал силы для борьбы со скорбями и тяготою жизни, будучи обласкан и утешен евангельски простым, но мудрым и сердечным словом и наставлением.


     Отец Амвросий умел принять и утешить не только простой народ; его посещали весьма интеллигентные и даже ученые лица, как, например, Николай Васильевич Гоголь, Киреевский, Достоевский, Леонтьев и многие другие. Про отца Амвросия можно было сказать словами Священного Писания: Всем бых вся, да всяко некия спасу (1Кор. 9:22). Он имел ясное, твердое христианское мировоззрение, центром коего была мысль, что "настоящая жизнь есть не что иное, как приготовление к жизни будущей". А для получения ее необходимо понести различные скорби и болезни, по сказанному в слове Божием: Многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14:22).


     Старческое служение батюшки Амвросия началось прежде всего с окормления братии Оптиной пустыни. Старец сильно любил обитель и ее питомцев. Каждый из братии поверял старцу свою душу. Все шли к нему по своим духовным нуждам и получали полное удовлетворение и успокоение. Слово старца всегда было ласково, любовно, но и властно. Нет возможности нарисовать полную картину отношений братии к старцу и старца к братии, но достаточно будет сказать, что вся пустынь жила им. Им поддерживался строй иноческой жизни, который насадили в Оптиной пустыни старцы Лев и Макарий при мудром содействии отца архимандрита Моисея. Отец Амвросий так же, как и его предшественники отец Лев и отец Макарий, напоминал собой великих древних старцев в их смиренной простоте и величии.


    
Но служение старца не ограничивалось только Оптиной пустынью. Он знал, что в мире много алчущих и жаждущих Христова слова, любви и веры, а потому и любил, и отдал ему всю свою жизнь. Отец Амвросий шел в мир и проповедовал всей твари [см.: Мк. 16, 15]. К нему шли все труждающиеся и обремененные, и он успокаивал их (см.: Мф. 11, 28). К нему шли за исцелением недугов, не только душевных, но и телесных. Он жил для мира, он нес великое служение слова, хотя и материальные благотворения лились рекой. Не многие могут так отдаваться на служение ближним, как отдавался отец Амвросий. Он как бы совершенно забывал себя. Он не имел, казалось, и минуты покоя за весь день. С утра до позднего вечера продолжался прием посетителей. Каждый шел со своими нуждами и скорбями и просил выслушать его и дать ответ. Но при всем желании старца всех принять и обласкать не было никакой возможности. Многие жили, по неделям и месяцам ожидая приема. Чтобы удовлетворить многочисленных посетителей, просивших совета старца о всяких своих нуждах, душевных и телесных, старец по нескольку раз в день преподавал общее всем посетителям благословение, сперва на мужской, а потом и на женской половине. Большей частью подходил к каждому и уделял по нескольку секунд на краткие советы. Будучи облечен даром прозорливости, старец часто, не спрашивая человека, давал ему ответ на то, о чем тот хотел спросить. При этом нередко говорил в шутливом тоне или пословицами, кои были понятны лишь тем, к кому они относились.


     Редкий, весьма редкий монах может нести тяжкое бремя такого мирского учительства, какое нес батюшка Амвросий. Он не отвергал и грешных людей, и даже напротив, очень жалел их, сознавая, что нужно ненавидеть самый грех, а человека, недугующего грехом, пожалеть, как жалеют человека, недугующего телесною болезнью. Он верил в Божественную искру, неугасимо под покровом греха и порчи таящуюся во всякой душе человеческой, и старался в унылого грешника влить бодрость и решимость начать борьбу против душетленных страстей в надежде на помощь Божию. А добродетельных людей старец утверждал на пути благочестия, направлял их к нравственному совершенствованию. Он был одинаково дорог и бедному, и нищему, и жителю дворца, во всех пробуждая лучшие стороны души и всех возбуждая к одному — стремлению в Царство Небесное.


     Так жил и учил старец приходивших к нему. Но этим не исчерпывалась его духовная деятельность служения ближнему. Не все могли прийти или приехать к старцу, но, имея веру к нему, обращались к нему письменно. Эти письма получались десятками, если не сотнями. Таким образом, к трудам приема посетителей прибавлялся еще новый труд — труд старческой переписки. В письмах так же, как и при личном приеме, приходилось утешать в скорбях, наставлять на путь добродетели и разрешать жизненные вопросы. В письмах преподавалось то же старческое мудрое слово и наставление, растворенное благодатию Духа Святого. Эти письма могут служить для всех доказательством тех мудрых наставлений, коими питал отец Амвросий всех, обращавшихся к нему. Не распространяясь о них подробно, предоставляем желающим познакомиться с ними самим. Письма изданы пустынью уже в нескольких выпусках.


     Наконец, закончим наше краткое и убогое сказание о приснопамятном старце иеросхимонахе Амвросии словами надгробной речи Преосвященного Виталия: "Вознесем теплые молитвы ко Всевышнему о упокоении души преставившегося раба Божия иеросхимонаха Амвросия, да вселит его дух в лики праведных в Своих блаженных обителях". Будем просить и молитв старца, да ходатайствует и он своими молитвами пред Престолом Божиим о нашем спасении. Душе старца приятна будет наша молитва, если мы, подобно ему, будем утверждать свою жизнь на началах любви Христовой. Да престанут среди нас всякого рода пререкания и разделения и да царствует между нами единение во имя Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь".


     В 1890 году старец Амвросий прибыл в Шамордино. Здесь он разболелся и, несмотря на распоряжение правящего Калужского архиерея, уже не мог вернуться в родную обитель. 10/23 октября 1891 года преподобный Амвросий скончался в основанной им Шамординской обители. Тело преподобного при огромном стечении народа крестным ходом было перенесено в Оптину пустынь для погребения.


  
   
Святые мощи старца были обретены 27 июня /10 июля 1998 года и в настоящее время почивают в Введенском соборе монастыря, в левом приделе, освященном в его память.(Азбука.ру)




  Преподобне отче наш Амвросие, моли Бога о нас!

Тропарь, глас 5


 Яко к целебному источнику, притекаем к тебе Амвросие, отче наш, ты бо на путь спасения нас верно наставляеши, молитвами от бед и напастей охраняеши, в телесных и душевных скорбех утешаеши, паче же смирению, терпению и любви научаеши, моли Человеколюбца Христа и Заступницу усердную спастися душам нашим.

Кондак, глас 2


 Завет Пастыреначальника исполнив, старчества благодать наследовал еси, болезнуя сердцем о всех с верою притекающих к тебе, темже и мы, чада твоя, с любовию вопием Ти: отче святый Амвросие, моли Христа Бога спастися душам нашим.



Молитвы преподобному Амвросию старцу Оптинскому

 О великий старче и угодниче Божий, преподобне отче наш Амвросие, Оптинская похвало и всея Руси учителю благочестия! Славим твое во Христе смиренное житие, имже Бог превознесе имя твое еще на земли тебе суща, наипаче же увенча тя небесною честию по отшествии твоем в чертог славы вечныя. Приими ныне моление нас, недостойных чад твоих, чтущих тя и призывающих имя твое святое. Избави нас твоим предстательством пред престолом Божиим от всех скорбных обстояний, душевных и телесных недугов, злых напастей, тлетворных и лукавых искушений. Низпосли отечеству нашему от Великодаровитаго Бога мир, тишину и благоденствие. Буди непреложный покровитель Святыя обители сия, в нейже в преуспеянии сам подвизался еси и угодил еси всеми в Троице славимому Богу нашему. Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, Отцу, и Сыну, и Святому Духу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

О преподобне и богоносне отче наш Амвросие! Ты поработати Господеви желая, зде вселился еси, и неленостно во трудех, бдениех, молитвех и постех подвизался еси, и был еси наставник монашествующим, всем же людем учителю ревностный. Ныне убо, по отшествии твоем от земных, Небесному Царю предстоя, моли благость Его, еже ущедрити место селения твоего, святую обитель сию, идеже духом любве твоея неотступно пребываеши, и всем людем твоим, с верою к раце мощей твоих припадающим, во благая прошения их исполнити. Испроси у милостиваго Господа нашего, да низпослет нам обилие небесных и земных благ, паче же яже на пользу душ наших да дарует нам, и скончати житие сие привременное в покаянии да сподобит, в день же судный деснаго предстояния и наслаждения во Царствии Своем да удостоит во веки веков. Аминь.

О всечестный старче преславныя и дивныя Оптины пустыни, преподобне и богоносне отче наш Амвросие, Церкве нашея доброе украшение и благодатный светильниче, небесным светом всех озаряяй, красный и духовный плод России и всея подсолнечныя, души верных обильно услаждаяй и увеселяяй! Ныне с верою и трепетом припадаем пред цельбоносною ракою святых мощей твоих, ихже на утешение и помощь страждущим милостивно даровал еси, смиренно молим Тя сердцем и усты, отче святый, яко всероссийскаго наставника и учителя благочестия, пастыря и врача душевных и телесных недугов наших: воззри на чад твоих зело согрешающих в словесех и делех и посети нас многою и святою своею любовию, еюже славно преуспел еси еще во дни земныя, а наипаче по праведней твоей кончине, наставляя в правилех святых и богопросвещенных отцев, вразумляя нас в заповедех Христовых, в нихже добре поревновал еси до последняго часа твоея многотрудныя иноческия жизни; испроси нам, немощствующим душею и бедствующим в скорбех, благоприятное и спасительное время на покаяние, истинное исправление и обновление нашего жития, в немже мы, грешнии, осуетихомся умом и сердцем, предахом себе непотребным и лютым страстем, пороком и беззаконием, имже несть числа; приими убо, соблюди и покрый нас кровом твоея многия милости, низпосли нам благословение от Господа, да понесем благое иго Христово в долготерпении до конца дней наших, чающе будущаго живота и Царствия, идеже несть печаль ни воздыхание, но жизнь и радость безконечная, изобильно проистекаемая от Единаго, Всесвятаго и Блаженнаго Источника безсмертия в Троице поклоняемаго Бога Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.



Оптинский цветник
Изречения преподобных старцев Оптинских
Преподобный Амвросий


Указание пути ко спасению

1.  По человеческому мнению, путь спасения, казалось бы, должен быть путь гладкий, тихий и мирный, а по евангельскому слову, путь этот прискорбный, тесный и узкий.

2.  Евангельские заповеди требуют, во-первых, смиренного терпения и перенесения всех искушений, по сказанному: «В терпении вашем стяжите души ваша»* и «претерпевый до конца, той спасен будет»**; чтобы никого не судить и никого не осуждать, а всех оставлять на суд Божий и предоставлять их собственной воле. Так как только один и есть Судия живых и мертвых, пред Которым каждый из нас от своих дел прославится или постыдится.

* Лк. 21:19.

** Мк. 13:13.

3.  Кто склонен более ко внутренней жизни, тому преимущественно следует заботиться более всего о том, чтобы всех и все оставлять на суд Божий...

4.  Главное средство ко спасению — претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны...

5.  Хотящему спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»*. Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть: так исполните закон Христов. Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

* Гал. 6:2.

6.  Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но только немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание, — именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбьми подобает нам внити в Царство Небесное»**, и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби, и болезни, и разные неудобства...

** Деян. 14:22

7.  Если хочешь поставить себя на твердой стези спасения, то прежде всего постарайся внимать только себе одному, а всех других предоставь Промыслу Божию и их собственной воле и не заботься никому делать назидание. Не напрасно сказано: «Кийждо от своих дел или прославится, или постыдится». Так будет полезнее и спасительнее и сверх того покойнее.

8.  Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению.

9.  Одно остается нам немощным и грешным — искренно каяться в своих слабостях и немощах душевных, нелицемерно смиряться пред Богом и людьми и безропотно и терпеливо переносить посылаемые нам за грехи различные скорби и болезни, и таким образом несомненно можем получить милость Божию.

10.  Кто желает называться чадом Христовым, тот должен терпеливо и безропотно понести все то, что понес Христос, и должен молиться за обидящих, как Он молился за распинающих.

11.  Видно, иначе нельзя достигнуть покоя, как потерпеть да подождать, да потрудиться о себе и о других, так как без любви к ближнему невозможно спастись.

12.  Ежели настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю темных сил взывать: «Побори борющие мя»*.

* Пс. 34:1.

13.  Много и о многом заботиться не должно, а следует позаботиться о самом главном — о приготовлении себя к смерти.
Бог все творит
для нашего спасения

14.  Ты желаешь видеть как на ладони свое спасение. Но такое ясное видение может приводить человека или к гордости, или к разленению; а неполезное и не дается людям, равно как и безвременное, т.е. преждевременное ведение и смерти своей.

15.  Мы часто забываем, что «многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие», и потому нередко ищем счастья земного и отрады временной в заботах житейских и в привязанности к мирским вещам. Потому всеблагий Господь всепремудрым Своим Промыслом и разрешает узел сей, наводя неожиданные лишения и неожиданную скорбь, чтобы мы осмотрелись и обратили душевный взор свой к приобретению благ не временных, а вечных, которые прочны и никогда не изменяемы.

16.  Советую тебе не верить никакому предчувствию, которое на тебя наводит тоску и безотрадное состояние души; а верить тому, как Бог устроит. Бог же устрояет для нас всегда полезное и спасительное.

17.  Господь исполняет не все благие желания наши, а только те, которые служат к душевной нашей пользе. Если мы при воспитании детей разбираем, какое преподавание какому возрасту прилично, тем более Господь сердцеведец весть, что и в какое время бывает нам полезно.

18.  Зло всегда забегало вперед, но не одолевало, разве только где попускал Господь, и попустит к пользе нашей душевной и к испытанию христианского терпения.

19.  Будет то, что Бог даст. Бог же устраивает все только полезное, и душеполезное, и спасительное. Только с нашей стороны требуется не малодушествовать, а с покорностью воле Божией потерпеть посылаемые скорби и болезни, смиряясь пред Богом и людьми и не дерзая никого обвинять или осуждать.

20.  Господь все попускает к пользе нашей душевной, к испытанию нашего терпения и смирения и покорности воле Божией; потому что без сих трех ничего мы полезного не приобретаем.
       
Святое Причащение

21.  Если мы с верою неосужденно причащаемся Таинства Тела и Крови Христовых, то все козни врагов наших душевных, стужающих нам, остаются недейственны и праздны.

22.  Неосужденно причащаемся тогда, когда приступаем к Таинству сему, во-первых, с искренним и смиренным раскаянием и исповеданием грехов своих и с твердою решимостию не возвращаться к оным, а во-вторых, если приступаем без памятозлобия, примирясь в сердце со всеми, опечалившими нас.

23.  Есть и такие христиане, которые приносят покаяние, но не все высказывают на исповеди, а некоторые грехи скрывают и утаивают стыда ради. Таковые, по слову апостольскому*, недостойно причащаются Св. Таин; а за недостойное причащение подвергаются различным немощам и болезням, а немало и умирают.

* 1 Кор. 11:29.


Молитва

24.  Говорить, стоя на церковных службах, или обзирать по сторонам не только неприлично, но и прогневляет Господа невниманием и бесстрашием.

25.  Если христианин, по силе заботящийся об исполнении заповедей Христовых, с верою и упованием всегда ограждает себя молитвою Иисусовой и крестным знамением, то безбоязненно и безопасно проходит не только бедственные опасные случаи в сей жизни, но по смерти и самые мытарства.

26.  К молитве Иисусовой старайся прибегать часто, во всякое время, также и в церкви, особенно если не слышно чтения...


Покаяние

27.  Если не можем жить вполне так, как требует Слово Божие, по крайней мере постараемся приносить искреннее и смиренное раскаяние в своих ошибках и согрешениях с посильным исправлением, чтобы на Страшном Суде не оказаться в числе нераскаянных грешников...
Как избавиться от грехов

28.  Если понудитесь, по евангельскому учению, смиряться, то мало-помалу с помощью Божией будут отступать от вас нетерпеливость и малодушие.

29.  Телесное и видимое благоприличие может приводить нас к благому устроению внутренних помыслов. Как Господь прежде создал из земли тело человека, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшествует душевному благоустроению; начинается же с сохранения очей и ушей и особенно с удержания языка...

30.  Господь взирает на благое намерение и требует посильного и возможного действия, а не сверх силы и возможности.

31.  Раздражительность постом не укрощается, а смирением и самоукорением и сознанием, что мы достойны такого неприятного положения.

32.  Хульные помыслы известно за что борют: первое — за возношение, второе — за осуждение. Смирись, не думай о себе, что ты лучше других, не зазирай никого, а себя за согрешения и поползновения укоряй, то и хульные помыслы утихнут.

33.  Главное средство к тому, чтобы жить благочестиво и свято, состоит в страхе будущего суда и вечных мук. Только при содействии этого страха, с помощью Божией, и бывает соблюдение заповедей...


Борьба со страстями

34.  Смущение нигде в числе добродетелей не показано и никому не приносит пользы, а всегда только вред; хотя и кажется иногда благовидным, но в сущности составляет только душевный бред; а бредят только в болезни, потому и смущение должно отнести к числу душевных болезней и лечить оное смирением и покорностью Промыслу и воле Божией.

35.  Как бы ни казались благовидны и достоверны приходящие помышления, но если они приводят в смущение, то явный признак, что они с противной стороны, и, по евангельскому слову, называются волками в овчих кожах. Правильные помышления и рассуждения успокаивают душу, а не возмущают...

36.  Иногда люди по собственной неосторожности, сделанной когда-либо прежде, подвергаются впоследствии затруднительным обстоятельствам. В таком случае против смущения должно вооружаться самоукорением, и помощью Божией человек будет успокаиваться.

37.  Всем известно, что первозданные Адам и Ева чрез вкус и вкушение были изгнаны из рая. Поэтому всеми святыми отцами и предписывается начинающим благочестие прежде всего воздержание вкушения.

38.  Если же что-либо или кто-либо нас соблазняет или смущает, то явно показывается, что мы не вполне правильно относимся к закону заповедей Божиих, из которых главная заповедь никого не судить и не осуждать.

39.  Ежели дозволявшие, или присвоившие, себе право судить находили недостатки и неправильности в Самом Господе, источнике всякой истины... то какого заключения не сделают относительно обыкновенных людей?

40.  Общая у всех нас немощь: судить или осуждать ближнего. Немощь эта многим из нас кажется маловажною, а в самой вещи она очень велика и подвергает нас великому осуждению пред Богом.

41.  Некоторые греху осуждения подвергаются от привычки, иные от памятозлобия, другие от зависти и ненависти, а большей частью подвергаемся мы греху сему от самомнения и возношения; несмотря на великую свою неисправимость и греховность, нам все-таки кажется, что мы лучше других.

42.  Видимой гордости в нас как будто незаметно; но обнаружение тонкого самолюбия и честолюбия нередко проявляется в негодовании, раздражительности, в ревности не по разуму, а иногда в некоем завидовании удачам других.

43.  У всех нас немощь одна — желание быть всегда правыми; и желание этой правости и другим досаждает, и людей делает виноватыми пред судом Божиим...

44.  Если хочешь избавиться от гордости и самомнения, то прежде всего требуется покорность воле Божией.

45.  Не должно унывать, а должно на Бога уповать, Который силен привести все к полезному концу.

46.  Мы часто от невнимания говорим то, за что более всего и прежде всего будем судимы. Говорить многое очень легко и удобно, а приносить в этом покаяние весьма неудобно.

47.  Страсть зависти ни в какой радостный праздник, ни при каких радостных обстоятельствах не дает вполне порадоваться тому, кем она обладает. Всегда, как червь, точит душу и сердце его смутною печалию, потому что завистливый благополучие и успех ближнего почитает своим несчастием, а оказываемое другим предпочтение считает для себя несправедливою обидою.

48.  Раздражительное состояние духа происходит, во-первых, от самолюбия, что делается не по нашему желанию и взгляду на вещи, а во-вторых, и от неверия, что будто бы исполнение заповедей Божиих в настоящем месте не принесет вам никакой пользы.

49.  Считающие себя умеющими и более других разумевающими склонны к осуждению.


Добродетели

50.  Под христианскими делами разумеется исполнение животворных заповедей Божиих, которыми исправляется сердце человека, а не просто нагие видимые дела.

51.  Телесные подвиги и труды требуются только от крепких телом: немощным же более полезно смирение со благодарением. Смирение может заменять труды телесные, которые без смирения не приносят никакой пользы.

52.  Евангельское учение утверждается четырьмя евангелистами, а жизнь христианская четырьмя главными добродетелями: мужеством, мудростью, целомудрием и правдой.

53.  Кто желает быть всегда мирен и спокоен душою, тот всячески должен смиряться. Без смиренья невозможно иметь успокоенья.

54.  Видеть себя хуже других служит началом смирения, если только человек будет укорять себя за примесь противных чувств и мыслей и постарается отвергать эту душевредную примесь. Если же дадите место в душе вашей водвориться смирению, то по мере оного и будете получать успокоение от различных тягот душевных.

55.  Смирение всегда сознает себя скудным искусства и уменья поступать как должно; впрочем, всегда успокаивает себя сознанием своей худости и благонамеренностью, которой прежде всего ищет Бог от человека.

56.  Смирение заботится о возможном достижении своих целей собственно в делах внешних, и чуждо неуместной настойчивости.

57.  Неисправно живешь. Сколько можешь, старайся исправляться и более всего смиряться пред Богом и пред людьми. Смирение дополнит нашу неисправность.

58.  Если мы позволяем себе судить других, то настоящего смирения в нас нет. Залог истинного смирения обозначается самоуничижением и самоукорением...

59.  Постараемся не только прощать, но вместе и сами ни к кому не иметь ненависти. Нет выше добродетели, как любовь; и нет хуже порока и страсти, как ненависть, которая не внимающим себе кажется маловажною, а по духовному значению уподобляется убийству*.

* См.: 1 Ин. 3:15.

60.  Любовь к ближнему, если бывает не Бога ради, а по какому-либо побуждению человеческому, то не только не приносит пользы, но нередко причиняет и вред душевный.

61.  Если всякая добродетель приобретается не вдруг, а постепенно и с трудом и понуждением, то кольми паче любовь, как начало и конец всех добродетелей, требует к приобретению своему и времени, и великого понуждения, и внутреннего подвига, и молитвы, и прежде всего требует глубокого смирения пред Богом и пред людьми.

62.  Если апостолы, будучи еще несовершенными, молились Господу, чтобы приложил им веру, то кольми паче нам, немощным и изнемогающим в вере, прилично и потребно молиться, чтобы Господь преложил неверие наше в веру и отгнал дух сомнения и нерассудного недоумения.

63.  Что ни посылается к нашему терпению, все это попущается Промыслом Божиим к нашей душевной пользе, если только сами не повредим сего нашим неблагоразумием.

64.  В целом мире бесскорбного места не найдешь, везде к одному заключению придешь, что потерпеть нужно. Другого средства к избавлению нет.

65.  Советую тебе, более всего вооружай себя к терпению и понесению различных приключений и неудобств, а иначе нельзя успокоиться.

Скорби

66.  Болезни и неприятные случаи посылаются нам к пользе нашей душевной, и прежде всего к смирению нашему, и к тому, чтобы вели жизнь свою осмотрительнее и рассудительнее.

67.  Скорбь и болезнь жгут иногда как огонь; а испарина и пот после жару в болезни и слезы от скорби омывают человека как водою. Благодушно и благодарно терпящим все это обещает там (в будущей жизни. — Ред.) покой.

68.  В каком бы месте христианин ни жил, без какой-либо скорби быть не может. Только одно успокоение в исполнении заповедей евангельских и апостольских, как сказано в псалмах: «Мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна»*.

* Пс. 118:165.

69.  Неудовлетворительность наша душевная и духовная происходит от нас самих, от нашего неискусства и от неправильно составленного мнения, с которым никак не хотим расстаться. А оно-то и наводит на нас и смущение, и сомнение, и разное недоумение; а все это нас томит и отягощает и приводит в безотрадное состояние.

70.  У вас много скорбей и домашних неприятностей; но говорите себе и вразумляйте себя тем, что в аде хуже и томительнее, и безотраднее, и оттуда уже нет надежды избавиться. А если человек терпит свои скорби с покорностью воле Божией, исповедуясь во грехах своих, то чрез это избавляется от тяготы вечных мучений.

71.  Полезнее нам всегда радоваться, а не унывать при встречающихся неудачах; радоваться же можем только тогда, когда будем благодарить Бога за то, что случающимися неудачами смиряет нас и как бы невольно заставляет нас прибегать к Нему и со смирением просить Его помощи и заступления.

72.  Болезни телесные потребны для очищения плоти, а болезни душевные чрез обиды и поношения потребны для очищения души.

73.  Не много таких людей, которые терпят скорби и гонения за одну благочестивую жизнь, по сказанному апостолом: «Вси, хотящии благочестно жити, гоними будут»*. Все же остальные терпят скорби и болезни для очищения прежних грехов или для смирения горделивого мудрования и для получения спасения.

* 2 Тим. 3:12.

74.  Во всяком неприятном, скорбном случае или обстоятельстве должно возлагать вину на себя, а не на других, — что мы не умели поступить как следует и от этого вышла такая неприятность и такая скорбь, которой достойны мы попущением Божиим за наше нерадение, за наше возношение и за грехи прежние и новые.

75.  Не помогает только в телесном отношении неудавшееся лечение, а для души оно приносит большую пользу: во-первых, смиряет человека, а во-вторых, напоминает о будущей жизни и о переходе в оную.

76.  Если будем смотреть на скорби с христианской точки зрения, то и в самых скорбях найдем для себя утешение. Уже тем одним дороги для нас скорби и болезни, что ими одними и можно достигнуть вечно бесскорбной, светло-блаженной жизни на Небесах.

77.  Кто желает спастись — терпит скорби; и кто уклоняется от пути спасительного, тоже не избегает скорбей. Поэтому лучше терпеть скорби Бога ради, ради своего спасения и для очищения своих грехов, нежели страдать несмысленно, неизвестно для чего.

78.  Благочестиво живущему человеку, ежели он не имеет скорбей, считается год за день, а если благочестивый человек переносит большие скорби, тогда вменяется ему день за год.


Искушения

79.  Прежде всего Господь попускает искушения, чтобы отделить боголюбивых от миролюбивых, сластолюбивых от воздержных и целомудренных, смиренномудренных от горделивых и самолюбивых, как сказано в Евангелии: «Не приидох воврещи мир на землю, но меч»*.

* Мф. 10:34.

80.  Где бы ты ни жил, нигде нельзя прожить без искушений или чрез бесов, или чрез людей, или от собственных привычек, или от неукрощенного самолюбия.

81.  Вся жизнь человека, где бы он ни жил, есть не что иное, как искушение.

82.  Скорбные искушения во всяком случае полезны.

83.  На всякое искушение победа — смирение с терпением.


Козни дьявола

84.  Бесовские искушения проявляются в разных смущениях и недоумениях; но все должно препобеждать верою и упованием и благой надеждой.

85.  Премудрый и всеблагий Господь попущает врагу искушать каждого только по мере сил, а не выше сил.

86.  Сомнение и неверие утверждается в тебе более потому, что ты не хочешь сознавать, что оно происходит от извращенных внушений исконного нашего врага, который старается все представить в превратном виде.

87.  Враг не всегда старается искушать людей грубыми вещами, а более всего смущает людей благовидными предлогами и благовидными объяснениями.

88.  Не знаю, оставил ли тебя в покое враг и ненавистник всякого блага и мира душевного. Его постоянное дело везде и во всем мешаться и всех путать и возмущать. Если ты по немощи чувствуешь что-либо подобное, старайся презреть вражии возмутительные внушения и молись Царице Небесной, чтоб избавила тебя от стужений вражеских.

89.  Не должно забывать, что мы имеем исконного врага рода человеческого, который всеми мерами старается путать людей чрез их собственные немощи.

90.  Главные козни вражии две: бороть христианина или высокоумием и самомнением, или малодушием и отчаянием.

91.  Враг, если не может кому сделать вреда, то по злобе своей силится по крайней мере смущать его, досаждать ему разными помыслами и злыми внушениями.

92.  Бес как бы что ни внушал правдоподобного, внушает это с коварством, чтобы смутить и спутать человека христианина; и бесовское правдоподобное внушение растворено всегда ядом злобы и ненависти.


Исповедь, духовник

93.  Не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со словом Божиим и непротивны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом, и наставник и повинующийся.

94.  Объяснять кому следует свое душевное устроение весьма полезно и доставляет внутреннее облегчение; но нужно войти во вкус сего собственным опытом, при доверии и оставлении собственных разумений.

95.  Враг искреннего откровения не терпит, а человек чрез это получает помощь Божию и вразумляется против искушений.

96.  Надобно исповедовать, в чем согрешили и как согрешили, — вот и все. Хорошо заблаговременно написать исповедь и прочитать самому перед духовником. Будет и ему понятно и незатруднительно, и исповедующемуся легко и отрадно.

97.  Если ваши наставники сами слабы и неисправны и слабо обращаются с духовными своими детьми, то вы старайтесь быть тверды, имейте страх Божий и храните совесть свою во всех делах ваших и поступках, более же всего смиряйтесь.


Отношения с ближними

98.  Нигде Господь не хощет неволею понуждать человека, а везде представляет благому нашему произволению, и чрез собственное произволение люди бывают или добры, или злы. Поэтому напрасно будем обвинять, что будто бы живущие с нами и окружающие нас мешают и препятствуют нашему спасению или совершенству духовному.

99.  ...От людей получаем пользу лишь тогда, когда не осуждаем их.

100.  Ты жалуешься на несправедливости людей... по отношению к тебе. Но если ты добиваешься того, чтобы царствовать со Христом Господом, то посмотри на Него, как он поступал с окружающими Его врагами... требовавшими Его смерти. Кажется, Он никому не жаловался, что враги Его несправедливо поступают с Ним, а во всех ужасных скорбях, наносимых Ему врагами Его, Он видел единственно волю Отца Своего Небесного...

101.  Ты скорбишь, что... все тебя стараются унизить. Если стараются унизить, значит хотят смирить тебя; а ты и сама просишь у Бога смирения. Зачем же после этого скорбеть на людей?

102.  Наставление и назидание для собственной жизни должно брать более с примера Христа Спасителя, нежели с примера людей, в которых невозможно обретать полного совершенства, по немощи человеческой. И потому под благовидным предлогом не должно смущаться тем, что некоторые не подают нам назидательного примера так, как бы мы желали.

103.  Силен Господь покрыть и защитить понуждающихся жить по заповедям Его святым, точию о взаимном мире да не не радим. И плод правды сеется в мире, и отрада в жизни обретается взаимным миром, и всякий благой успех достигается миром по Бозе.

104.  Видя несправедливое действие (кого-либо), вместо того чтобы раздражаться от негодования, должно употреблять мудрость, чтобы достигать цели, не во всем, а хотя в главном или в чем возможно.

105.  Доносы должно принимать средним образом — вполне не доверять и совсем не отвергать, а ожидать, как дело покажет.

106.  Не должно думать, чтобы мы могли сделать кого-либо несчастным или благополучным. Это принадлежит только Богу и собственной воле человека, если благоразумен пребывает пред Сотворшим его.

107.  И горшок с горшком сталкивается, кольми паче людям, живущим вместе, невозможно пробыть без столкновения. И особенно это бывает от различных взглядов на вещи; один о ходе дел думает так, а другой иначе; один убежден в своих понятиях, кажущихся ему твердыми и основательными, а другой верует в свои разумения.

108.  Люди смотрят на видимое, Господь же взирает на внутреннее расположение человека и на действие по совести, как в отношении других, так в отношении самого себя. Когда не можем приносить пользы другим по каким-либо причинам, то позаботимся о пользе хотя своей собственной душевной...

109.  Хотя тяжело и очень оскорбительно терпеть несправедливые противодействия от таких лиц, которые должны защищать правду, и лиц не малых, а великих и высоких, но после будет отрадно по нелицеприятному суду единого Судии живых и мертвых.

110.  Кто уступает, тот получает три осьмушки с половиной, а кто мнится и право настаивать, тот получает только одну осьмушку, а иногда и одной не получает, когда сам расстроится и другого расстроит.

111.  В духовной жизни вещь весьма хорошая — вовремя благоразумно объясниться, вовремя попросить прощения, чтобы и свою душу умиротворить, и другим подать повод к тому же.

112.  Каждому из нас более должно заботиться о себе самом, о своей душе и о собственной пользе душевной, потому что, по слову апостола, каждый из нас сам о себе воздаст слово Богу. У нас же путаница от того и происходит, что мы все более склонны к вразумлению других и стараемся не только убедить, но и разубедить и доказать многими различными аргументами.

113.  Когда нас укоряют и обвиняют в том, в чем мы нисколько не виноваты, тогда мы должны обратить мысль свою к тем случаям, в которых мы были виноваты пред Богом или пред людьми, и для получения прощения в своих согрешениях должны простить несправедливость и обиды, наносимые нам от ближних наших...

114.  Скажу вкратце: умудряйся приобретать жизнь и избегать смерти, живя с теми, с кем живешь, стараясь иметь заповеданное апостолом, т.е. благость, милосердие, сострадание и любовь, которая есть исполнение закона; а как? — послушай того же апостола: «друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»*.

* Гал. 6:2.


Труд

115.  Праздность — начало и повод всякому злу и всяким порокам.

116.  Утомления от внешних трудов не уничижай, не призирай. Утомление это всеми святыми отцами одобряется... так как заповедано преступившему человечеству в поте лица снедать хлеб, питающий тело и душу.

117.  Трудами и хлопотами по хозяйству не отягощайтесь; только старайтесь действовать разумно, не увлекаясь пристрастными заботами и вообще зловредным. Сами вы пишете, что занятия внешним трудом приносят вам пользу, удаляя вас от порока.

118.  Ты говоришь, что делаешь все с понуждением; но в Евангелии понуждение не только не отвергается, но одобряется.


Милостыня

119.  Хорошо помочь и погоревшим, но тут одна лишь скорбь, по большей части приносящая пользу людям, для какой причины пожар и попускается от провидения свыше; но стократно выше то, если сохранить или дать возможность сохраниться многим от явного душевного вреда.

120.  Кто жертвует что-либо Бога ради, тот и получит от Бога воздаяние, а не от людей.

121.  Благотворение внешнее внешними средствами... приносит пользу нашей душе, если не судим и не доверяем своему помыслу, что будто бы средства эти не так употребляются. Полезнее всего благотворить и веровать несомненно, что получим за это от Господа воздаяние...

122.  Блага здешние кратковременны, и никто богатства земного не переносит с собою в будущую жизнь, разве кто разумно употребит его на милостыню и благотворение.

123.  Где невозможно помочь делом и советом, заповедь имеем молиться друг за друга, да исцелеем.


Пост

124.  Всякое лишение и всякое понуждение ценится пред Богом, по сказанному в Евангелии: «Нудится Царствие Божие, и нуждницы восхищают оное»*. И дерзновенно и самовольно нарушающие правило поста называются врагами креста, «имже Бог чрево и слава в студе их»**. И в псалмах сказано: «заблудиша от чрева»***.

* Лк. 16:16.

** Фил. 3:19.

*** Пс. 57:4.

125.  Здоровые от поста бывают здоровее и добрее, и сверх того долговечнее бывают, хотя на вид и тощими кажутся. При посте и воздержании и плоть не так бунтует, и сон не так одолевает, и пустых мыслей в голову меньше лезет, и охотнее духовные книги читаются и более понимаются.

126.  Приходит пост Великий, которому прилично более всего благоразумное молчание (не то чтобы быть, аки рыба безгласная, но вещание в меру).

127.  Если тело питается и утолстевается, то душа истлевает, или приходит в забвение Бога и высокого своего назначения, как и в Писании сказано: «Уты, утолсте, разшире, и забы Бога сотворшаго его»*.

* Втор. 32:15.

128.  Кто питается роскошными снедями и пьет дорогие пития, того мысль не может возноситься горе, а бродит и пресмыкается долу по земле.

129.  Пост похвален и нужен в свое время и в своем месте; лучше держись умеренного употребления пищи и пития, избегая сытости, которой признак малое отягощение, и, с другой стороны, — излишнего и неуместного воздержания. Обе крайности нехороши и вредны. Умеренность же и среднее из них делает человека более способным к духовному деланию.

130.  Воздержные люди большей частью бывают здоровы, а невоздержные большей частью бывают больны. Первые, если по особенному Промыслу Божию бывают и нездоровы, то, по крайней мере, находят утешение в покойной совести, не упрекающей их в невоздержании, от которого бывает расслабление и в прочем, относящемся к духовной жизни.


Монашество

131.  Монашество само по себе имеет великую важность духовную и приносит большую пользу душевную тем, кто приступает к оному с искренним благорасположением и проходит оное с простотою и незлобием во смирении.


Семейная жизнь

132.  Для вас довольно будет и того, если вы позаботитесь воспитать детей своих в страхе Божием, внушить им православное понятие и благонамеренными наставлениями оградить их от понятий, чуждых Православной Церкви.

133.  Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество, после горьких школьных и современных испытаний, которыми нередко обламываются ветви благого домашнего христианского воспитания.

134.  Веками утвержденный опыт показывает, что крестное знамение имеет великую силу на все действия человека во все продолжение его жизни. Поэтому необходимо позаботиться вкоренить в детях обычай почаще ограждать себя крестным знамением, и особенно пред принятием пищи и пития, ложась спать и вставая, пред выездом, пред выходом и пред входом куда-либо...

135.  Семейные тяготы должно переносить как добровольно избранную нами долю. Задние мысли тут скорее вредны, нежели полезны. Спасительно лишь то, чтобы о себе и о семействе молиться Богу, да сотворит о нас полезное по воле Своей святой.

136.  Главное, чтобы ребенок был занят по силам и направлен к страху Божию. От этого все доброе и хорошее, как и, напротив, праздность и невнушение детям страха Божия бывают причиной всех зол и несчастий. Без внушения страха Божия, чем детей ни занимай, — не будет желаемых плодов в отношении доброй нравственности и благоустроенной жизни. При внушении же страха Божия всякое занятие хорошо и полезно.

137.  Если бы супруги ровно по-христиански разделяли тяготу жизни своей, тогда людям и на земле было бы жить хорошо. Но как супруги часто бывают упруги, оба или один из двух, то наше благополучие земное и не упрочивается.

138.  Пишете вы, что среди мира и семейства чрезвычайно трудно отрешиться от земного. Действительно, оно трудно. Но евангельские заповеди даны людям, живущим в мире, ибо тогда не было ни монахов, ни монастырей.

139.  Детей вы обязаны учить, а от детей сами должны учиться, по сказанному от Самого Господа: «Аще не будете яко дети, не внидите в Царствие Небесное»*.

* Мф. 19:14.

140.  (Благословение на брак.— Ред.). Если ты здоров и она здорова, друг другу нравитесь, и невеста благонадежного поведения, и мать имеет хорошего, некропотливого характера, то и можешь вступить с нею в брак.


Земная жизнь

141.  Недаром Богом соблюдаются разные племена и народы с разными заблуждениями относительно единой истины Божественной, потому что хотя не часто бывает, но почти из всех существующих племен в разное время обращаются люди к христианству... А если уже какое племя или род будут так нечестивы, что от них не может произойти ни одного праведника, тогда, по псаломскому слову*, это семя нечестивых истребится.

* Пс. 36:38.

142.  Все касающееся до сотворения мира, судьбы народов и спасения людей Господь Вседержитель открыл избранным святым мужам, пророкам и апостолам, просветив их светом Своего Божественного познания, а ими все это передано людям и написано в Библии, то есть в книгах Ветхого и Нового Заветов.

143.  Не находи ни в чем ином утешения, как в законе Господнем и благоугождении Господу.

144.  Ты ошибочно ищешь полного и совершенного успокоения душевного на земле, будучи подстрекаем к этому с шуей и противной стороны от искусителей, а вместе с этим и просто помышляешь об этом от неопытности духовной, тогда как такое состояние принадлежит будущей жизни; «в мире скорбны будете», сказал Господь апостолам и всем прочим.

145.  Не всегда так делается, как распорядишься, а большей частью с пожданием и разными препятствиями, чтобы одни научились терпению и долготерпению, а другие, видя это, не спешили и не дерзали судить и осуждать кого не следует.

146.  Постоянно отрадная жизнь приводит к неотрадным последствиям. И в природе видим, не всегда приятная весна и плодородное лето, а бывает и дождливая осень и холодная снежная зима... и разные смятения и болезни, и иные многие беды. Все это потребно, чтобы человек научился благоразумию, терпению и смирению. Так как в благополучии большей частью он забывается, а в различных скорбях делается более внимательным к своему спасению.

147.  В мире все делается с большими ошибками, потому что враг всех искушает, и Бог попущает, чтобы чрез это испытывалось произволение человеческое. Но Бог смотрит не на совершение дел, особенно материальных, а взирает на намерение, с каким кто что-либо делает, совершит ли он то или не совершит.

148.  Следует мне и тебе предаться воле Божией. Силен Господь устроить о нас полезное, и особенно пропитать по сказанному в Писании: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает»*.

* Пс. 54:23.

149.  Описываешь продолжение, по твоим словам, неопределившегося твоего положения. Не определяется же оно от нашего душевного расположения. Дело спасения нашего требует на всяком месте, где бы человек ни жил, исполнения заповедей Божиих и покорности воле Божией. Этим только приобретается мир душевный, а не иным чем... А ты все ищешь мира внутреннего и успокоения душевного от внешних обстоятельств.

150.  Бог... часто из ошибок человеческих устраивает полезное. Преподобный Антоний Великий сказал: «О мимошедшей вещи не раскаяся», т.е. понапрасну не жалей о том, что сделано так или иначе, только вперед старайся употреблять вещи должным образом.

151.  Если желаешь в жизни твоей быть благополучным, то старайся жить согласно заповедям Божиим, а не по простым обычаям человеческим.

152.  Кто похвалится не жалеть об ошибках прошедшего времени? Но за эти ошибки мы же терпим скорби временные, чтобы избавиться от скорбей вечных, как устрояет о нас промышляющий Господь, наводя на нас различные искушения к очищению нашему и к обучению духовному, чтобы возбудить в нас веру опытную и живую и упование непостыдное...

153.  Если о всякой вещи должны молиться Богу «да будет воля Твоя», то более всего прилично это в отношении нашей жизни, которая нам дана для приобретения вечного спасения.

154.  Ежели кто не вполне располагается или предается в волю Божию, а дозволяет себе некоторые мнимо-благие желания, то он, по временам, будет впадать в малодушие и нетерпение, в избежание чего и советует авва Дорофей мыслить так: «Хощу, яко же будет».

155.  Нечего завидовать обеспеченным во внешнем отношении. Пример у вас пред глазами, что и имеющие богатое состояние не пользуются миром душевным. Для сего требуется не внешнее обеспечение, а упование твердое на Бога. Если бы вам полезно было это обеспечение, то Господь послал бы вам и богатство. Но, видно, вам это не полезно.

156.  Смерть всему конец. К этому концу надобно сводить все счеты наши и расчеты. В таком случае, т.е. если будем помнить во всяком затруднительном положении о конце этого отчета, то можем вскоре избавиться от излишних забот и чрезмерных скорбей, вернее огорчений душевных.

157.  Судьба каждого человека зависит от Бога, сообразно душевному устроению всякого.

158.  В настоящее время, кажется, более чем когда-нибудь, желающие благочестно жити, окружены всякими неудобствами и затруднениями.

159.  Все от Господа Бога, и лечебные средства и самые лекаря. И не в том состоит грех, что человек прибегает к врачебным пособиям, а в том, если больной всю надежду на выздоровление полагает в одном враче и врачебных средствах, забывая притом, что все зависит от всеблагого и всемогущего Бога, Который един их же хощет живит или мертвит.

160.  Мы живем-то в юдоли плача, поэтому и приходится проводить время-то иногда скача, а иногда и плача.

161.  Долги хуже грехов: в грехах покается человек и Бог да простит, а за долги будут истязать не только в настоящей, но и в будущей жизни, от чего да избавит Господь.

162.  Довольство и изобилие портят людей. От жиру, по пословице, и животные бесятся.

163.  Если бы за правое дело пришлось Бога ради и пострадать, то от этого отрекаться не следует. Мы живем для будущей жизни и славы, а не для настоящей.

164.  По Божьему суду неправда совершенного успеха иметь не может. Сказано в псалмах: «Солга неправда себе»*. Зло всегда забегает вперед, только не одолевает.

* Пс. 26:12.

165.  Сказано где-то: «Правда избавляет от смерти», хотя за правду Крестителю Господню и голову отрубили; но это не лишило его почитания выше всех.

166.  Не без причины называется земная жизнь юдоль плача: плачут подчиненные и бедные, воздыхают начальники и богатые. Без скорби и печали на земле никого нет. Соображая все это, обратимся мыслью и сердцем ко всеблагому Промыслу Божию, который нас доселе питал и все потребное давал. Возверзем печаль свою на Господа.

167.  Не беспокойся много об устройстве своей судьбы. Имей только неуклонное желание спасения и, предоставив Богу, жди Его помощи, пока не придет время.

168.  Милость Божия окружает и хранит христианина, по силе заботящегося об исполнении заповедей Христовых и о покаянии, не только во все дни земной жизни его, но и в самом переходе его в жизнь будущую для водворения в небесном дому Господнем на веки вечные и нескончаемые.

169.  Господь по благости Своей и милосердию Своему хочет даровать нам вечное блаженство на Небе, в Царствии Небесном, а мы по слепоте своей более желаем, ищем счастья и благополучия временного на земле. Вот Господь по благости Своей и по любви к роду человеческому и вразумляет нас разными скорбями и болезнями и другими бедствиями...

170.  Сказано: Царствие Божие внутри нас. Мы же, оставляя искание его внутри себя, вращаемся вовне, занимаясь разбором чужих недостатков. Оттого и плохо идет дело наше, как духовное, так и хозяйственное.

171.  Светское воспитание утончает человека лишь в лицемерии, в лукавстве, в хитрости и утонченной неискренности, но ни в чем добром. Добро христианское требует не притворства, а душевной и сердечной простоты, которых чужд мир светский, хотя и считает себя происходящим будто бы от другого Адама, а не от общего.

172.  Кто не имеет мудрости, тот должен по крайней мере смиряться, а за смирение просветит его Господь, как должно разумно действовать в затруднительном положении.

173.  Кто сам захочет искать чести, тот будет получать одно только бесчестие и с этим сопряженную скорбь.

174.  В том-то и вся ошибка с нашей стороны, что не хотим покоряться воле всеблагого Промысла Божия, указующего нам чрез обстоятельства душеполезный путь, а все ищем своего какого-то покойного пути, который существует только в мечтательности, а на самом деле его на земле нет; не всем, а некоторым только будет покой тогда, когда пропоют «со святыми упокой».

175.  Земной удел человеческий — скорбь, труд, болезни, подвиг, печали, недоумения, теснота, лишение того или другого, оскорбления, смущения, восстание страстей, борьба с ними, одоление или изнеможение, или безнадежие и подобное сим.

176.  Многие человеческие дела бывают так. Думаем и предполагаем одно, а выходит другое. Только в одном ошибки не бывает: если стремится человек к исполнению воли Божией во всяком предлежащем деле, то хотя бы видимого успеха в этом деле он и не получил, всеблагий Господь доброе намерение его вменяет ему в самое дело.

177.  Своя воля лишь мучит, и тогда только научит, когда будем оставлять ее.

178.  Полезное редко сходится с приятным, и чаще неприятное скорее приносит пользу, нежели приятное; потому что от приятного люди скоро забываются.

179.  Будущее Бог один знает, и потому утвердительно нельзя сказать, как устроятся обстоятельства. Люди предполагают, а судьбою располагает один Бог.















Прп. Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие (1993)
в формате PDF
скачать















Собрание писем Оптинского старца Амвросия (2012)
в формате DJVU